Поиск

Translate

понедельник, 13 апреля 2015 г.

What is a Wormhole?

What is a Wormhole?
                                                                                A wormhole is a theoretical passage through space-time that could create shortcuts for long journeys across the universe. Wormholes are predicted by the theory of general relativity. But be wary: wormholes bring with them the dangers of sudden collapse, high radiation and dangerous contact with exotic matter.
Wormhole theory
In 1935, physicists Albert Einstein and Nathan Rosen used the theory of general relativity to propose the existence of "bridges" through space-time. These paths, called Einstein-Rosen bridges or wormholes, connect two different points in space-time, theoretically creating a shortcut that could reduce travel time and distance. Wormholes contain two mouths, with a throat connecting the two. The mouths would most likely be spheroidal. The throat might be a straight stretch, but it could also wind around, taking a longer path than a more conventional route might require.
Einstein's theory of general relativity mathematically predicts the existence of wormholes, but none have been discovered to date. A negative mass wormhole might be spotted by the way its gravity affects light that passes by.
Certain solutions of general relativity allow for the existence of wormholes where the mouth of each is a black hole. However, a naturally occurring black hole, formed by the collapse of a dying star, does not by itself create a wormhole. Through the wormhole
Science fiction is filled with tales of traveling through wormholes. But the reality of such travel is more complicated, and not just because we've yet to spot one.
The first problem is size. Primordial wormholes are predicted to exist on microscopic levels, about 10–33 centimeters. However, as the universe expands, it is possible that some may have been stretched to larger sizes.
Another problem comes from stability. The predicted Einstein-Rosen wormholes would be useless for travel because they collapse quickly. But more recent research found that a wormhole containing "exotic" matter could stay open and unchanging for longer periods of time.
Exotic matter, which should not be confused with dark matter or antimatter, contains negative energy density and a large negative pressure. Such matter has only been seen in the behavior of certain vacuum states as part of quantum field theory.
If a wormhole contained sufficient exotic matter, whether naturally occurring or artificially added, it could theoretically be used as a method of sending information or travelers through space.
Wormholes may not only connect two separate regions within the universe, they could also connect two different universes. Similarly, some scientists have conjectured that if one mouth of a wormhole is moved in a specific manner, it could allow for time travel. However, British cosmologist Stephen Hawking has argued that such use is not possible. [Weird Science: Wormholes Make the Best Time Machines]
"A wormhole is not really a means of going back in time, it's a short cut, so that something that was far away is much closer," NASA's Eric Christian wrote.
Although adding exotic matter to a wormhole might stabilize it to the point that human passengers could travel safely through it, there is still the possibility that the addition of "regular" matter would be sufficient to destabilize the portal.
Today's technology is insufficient to enlarge or stabilize wormholes, even if they could be found. However, scientists continue to explore the concept as a method of space travel with the hope that technology will eventually be able to utilize them.                                                                                                                                                                                                                        http://www.space.com/20881-wormholes.html

Violent methane storms on Titan may solve dune direction mystery

Violent methane storms on Titan may solve dune direction mystery
                                                          
With its thick, hazy atmosphere and surface rivers, mountains, lakes and dunes, Titan, Saturn's largest moon, is one of the most Earthlike places in the solar system.
As the Cassini-Huygens spacecraft examines Titan over many years, its discoveries bring new mysteries. One of those involves the seemingly wind-created sand spotted by Cassini near the moon's equator, and the contrary winds just above.
Here's the problem: Climate simulations indicate that Titan's near-surface winds—like Earth's trade winds—blow toward the west. So why do the surface dunes, reaching a hundred yards high and many miles long, point to the east?
The direction of the dunes has at times been attributed to the effects of Saturn's gravitational tides or various land features or wind dynamics, but none quite explained their eastward slant.
Violent methane storms high in Titan's dense atmosphere, where winds do blow toward the east, might be the answer, according to new research by University of Washington astronomer Benjamin Charnay and co-authors in a paper published today in the journal Nature Geoscience.
Using computer models, Charnay, a UW post-doctoral researcher, and co-authors hypothesize that the attitude of Titan's sand dunes results from rare methane storms that produce eastward gusts much stronger than the usual westward surface winds.
"These fast eastward gusts dominate the sand transport, and thus dunes propagate eastward," Charnay said.
   
                                                     The storm winds reach up to 10 meters a second (22 mph), about 10 times faster than Titan's gentler near-surface winds. And though the storms happen only when Titan is in equinox and its days and nights are of equal length—about every 14.75 years—they are of sufficient power to realign Titan's dunes. Titan was last in equinox in August 2009.
It probably helps that, according to Cassini's observations, Titan's atmosphere is in "super-rotation" above about 5 miles, meaning that it rotates a lot faster than the surface itself. Their model, Charnay said, suggests that these methane storms "produce strong downdrafts, flowing eastward when they reach the surface," thus rearranging the dunes.
Charnay said he tried first, without success, to solve the problem with a global climate model that didn't factor in methane clouds, then realized that it was impossible, hinting that methane could be part of the solution.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    "It was a kind of detective game, as often is the case in planetary sciences, where we have many mysteries and a few clues to solve them," he said.
The dunes in question, which are linear and run parallel to Titan's equator, are probably not composed of silicates like Earth sand, Charnay said, but of hydrocarbon polymers—a kind of soot resulting from the decomposition of methane in the atmosphere.
Charnay noted a December study reported in Nature showing that it would take winds of at least 3.2 mph to lift and transport sand across Titan's surface—that's 40 percent to 50 percent stronger wind than previous estimates.
The measurement of such a high wind speed threshold was a pleasant surprise, Charnay said: "That means that only fast winds transport Titan's sand, compatible with our hypothesis of strong storm gusts controlling the orientation and propagation of dunes."
Titan, discovered in 1655 by Christiaan Huygens, has long intrigued astronomers. Its atmosphere is 98.4 percent nitrogen and most of the rest is methane, and a bit of hydrogen. Its gravity is one-sixth that of Earth's and its air density is four- to five-times higher, meaning that flight will be relatively easy for visiting spacecraft. The European Space Agency's Huygens probe, which rode along on Cassini, successfully landed on Titan in 2005 and sent back the first photo of the moon's stone-strewn surface.
Charnay said direct observation by Cassini would be the way to confirm his hypothesis. Unfortunately, the Cassini mission will end in 2017 and Titan's next equinox is not until 2023.
"But there will be other missions," he said. "There are still a lot of mysteries about Titan. We still don't know how a thick nitrogen atmosphere formed, where the methane comes from nor how Titan's sand forms.
"And it is not completely excluded that life can be there, perhaps in its  seas or lakes. So Titan really is a fascinating and evolving world, which has to be understood as a whole."

Read more at: http://phys.org/news/2015-04-violent-methane-storms-titan-dune.html#jCp

Dark Energy Survey creates detailed guide to spotting dark matter


Dark Energy Survey creates detailed guide to spotting dark matter
Scientists on the Dark Energy Survey have released the first in a series of dark matter maps of the cosmos. These maps, created with one of the world's most powerful digital cameras, are the largest contiguous maps created at this level of detail and will improve our understanding of dark matter's role in the formation of galaxies. Analysis of the clumpiness of the dark matter in the maps will also allow scientists to probe the nature of the mysterious dark energy, believed to be causing the expansion of the universe to speed up.
The new maps were released today at the April meeting of the American Physical Society in Baltimore, Maryland. They were created using data captured by the Dark Energy Camera, a 570-megapixel imaging device that is the primary instrument for the Dark Energy Survey (DES).
Dark matter, the mysterious substance that makes up roughly a quarter of the universe, is invisible to even the most sensitive astronomical instruments because it does not emit or block light. But its effects can be seen by studying a phenomenon called gravitational lensing – the distortion that occurs when the gravitational pull of  bends light around distant galaxies. Understanding the role of dark matter is part of the research program to quantify the role of , which is the ultimate goal of the survey.
This analysis was led by Vinu Vikram of Argonne National Laboratory (then at the University of Pennsylvania) and Chihway Chang of ETH Zurich. Vikram, Chang and their collaborators at Penn, ETH Zurich, the University of Portsmouth, the University of Manchester and other DES institutions worked for more than a year to carefully validate the lensing maps.
"We measured the barely perceptible distortions in the shapes of about 2 million galaxies to construct these new maps," Vikram said. "They are a testament not only to the sensitivity of the Dark Energy Camera, but also to the rigorous work by our lensing team to understand its sensitivity so well that we can get exacting results from
                                                           The camera was constructed and tested at the U.S. Department of Energy's Fermi National Accelerator Laboratory and is now mounted on the 4-meter Victor M. Blanco telescope at the National Optical Astronomy Observatory's Cerro Tololo Inter-American Observatory in Chile. The data were processed at the National Center for Supercomputing Applications at the University of Illinois in Urbana-Champaign.
The dark matter  released today makes use of early DES observations and covers only about three percent of the area of sky DES will document over its five-year mission. The survey has just completed its second year. As scientists expand their search, they will be able to better test current cosmological theories by comparing the amounts of dark and visible matter.
            
Those theories suggest that, since there is much more dark matter in the universe than , galaxies will form where large concentrations of dark matter (and hence stronger gravity) are present. So far, the DES analysis backs this up: The maps show large filaments of matter along which visible galaxies and galaxy clusters lie and cosmic voids where very few galaxies reside. Follow-up studies of some of the enormous filaments and voids, and the enormous volume of data, collected throughout the survey will reveal more about this interplay of mass and light.
"Our analysis so far is in line with what the current picture of the universe predicts," Chang said. "Zooming into the maps, we have measured how dark matter envelops galaxies of different types and how together they evolve over cosmic time. We are eager to use the new data coming in to make much stricter tests of theoretical models."

Read more at: http://phys.org/news/2015-04-dark-energy-survey.html#jCp

Meteorites key to the story of Earth's layers

Метеориты ключ к истории Земли слои

                                                      
Новый анализ химического состава метеоритов помогло ученым понять, когда Земля сформировалась его слоев.
Исследования международной группой ученых, подтвердили Земли первая корка образовалась около 4,5 млрд. лет назад.
Команда измерил количество редких элементов гафния и лютеция в состав минерала циркона в метеорите, который возник в начале в Солнечной системе.
"Метеориты, которые содержат цирконы встречаются редко. Мы искали старый метеорит с крупными цирконами, около 50 мкм, что содержится достаточно гафния для ",- сказал д-р Юрий Амелин, из австралийского Национального университета (Ану) исследовательская школа наук о Земле.
"Случайно мы нашли один на продажу у дилера. Это было, что мы хотели. Мы считаем, что она возникла от астероида Веста, после большого удара, который отправил обломки скал на курс к Земле."
Тепла и давления в недрах Земли смешивает ее слоев в течение миллиардов лет, как плотнее скалы раковины и менее плотные минералы поднимаются к поверхности, процесс называется дифференциацией.
Определить, как и когда формируются слои опирается на знание состава исходного материала, который образуется в земле, прежде чем дифференциация, сказал д-р Амелин.
"Метеориты являются остатками первоначального пула материала, которые образовались все планеты", - сказал он.
"Но они не имели планетарного масштаба сил, изменение их состава на протяжении всего их пять миллиардов лет вращаются вокруг Солнца."
Команда точно измерить соотношение изотопов гафния-176 и гафния-177 в , чтобы дать отправную точку для земной состав.
Команда имеет возможность сравнить результаты с древнейших скал на Земле, и обнаружили, что химический состав уже был изменен, доказывая, что корочка уже образовалась на поверхности Земли около 4,5 млрд лет назад.


Подробнее на: http://phys.org/news/2015-04-meteorites-key-story-earth-layers.html#jCp

Altimeter Assists in MESSENGER’s Low-Altitude Navigation

Altimeter Assists in MESSENGER’s Low-Altitude Navigation

MESSENGER scientists are using altimeter data to help determine whether orbit corrections need to be made during low-altitude navigation. The altimeter, which measures the range to the spacecraft as it passes over a landscape, was used to map the surface of Mercury, as shown in this animation.
Image Credit: 
NASA/GSFC                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              
As NASA’s MESSENGER mission draws to a close, an on-board science instrument that mapped the surface of Mercury is helping the navigation team with the spacecraft’s low-altitude passes.
MESSENGER remains in an eccentric orbit but is passing much closer to the planet than before. Its periapsis altitude – the closest approach to the planet – now ranges from 6 to 39 kilometers (about 3.7 to 24.2 miles) above the planet’s surface.
The navigation team has laid out a schedule of orbit-correction maneuvers to keep the spacecraft operating as long as possible. To confirm that they have correctly predicted the spacecraft’s orbit during the close passes, they receive daily updates from the team responsible for the Mercury Laser Altimeter, an instrument normally dedicated to scientific measurements.
“It’s a special case to use this science instrument to help with navigation,” said Dan O’Shaughnessy, MESSENGER’s Mission Systems Engineer, at the Johns Hopkins University Applied Physics Laboratory in Laurel, Maryland. “But now that we are getting very close to the planet, it’s new territory.”
MESSENGER passed over this region of the planet earlier in the mission but with a periapsis altitude of 200 to 500 kilometers (about 124 to 311 miles). The orbit predictions there are well tested. Less information is available about the conditions at the lower altitudes.
“The navigation team wanted an independent way to assess how good their orbit predictions are, and the altimeter gives them that,” said Erwan Mazarico, a member of the altimeter team, at NASA’s Goddard Space Flight Center in Greenbelt, Maryland.
The altimeter makes precise measurements of the distance from the spacecraft to the surface – information that is used to determine where craters, mountains and other features are located and how deep or tall they are. The team has already produced a map of the planet’s surface, called a digital elevation model.
The instrument’s new task is to make measurements while the spacecraft is close to the planet. This information is sent to Earth daily, and the altimeter team feeds it into a computer model to track the spacecraft’s position in three dimensions.
By comparing the predicted orbit to the actual path the spacecraft took, the navigation team can determine whether they need to make any corrections. For example, the spacecraft might drift downward more quickly than expected, or it might come across an anomaly in the gravity field that was not detected from the higher orbit. Passing through one of these anomalies would be like an airplane encountering a downdraft or updraft.
“The bottom line is that the altimeter data give the navigation team added confidence that their orbit prediction is solid,” said Greg Neumann, a member of the altimeter team at Goddard. “We’re helping them make sure that the plan they put in place is still the right one to follow.”
The Johns Hopkins University Applied Physics Laboratory built and operates the MESSENGER spacecraft and manages this Discovery-class mission for NASA. Goddard designed and built the Mercury Laser Altimeter. Sean Solomon, director of Columbia University's Lamont-Doherty Earth Observatory, is the mission’s Principal Investigator.
For more information about MESSENGER, visit:http://www.nasa.gov/messenger

среда, 8 апреля 2015 г.

БОРОВСКИЙ КОМЕТНЫЙ МЕТЕОРИТ

         БОРОВСКИЙ КОМЕТНЫЙ МЕТЕОРИТ                                                                                                   


  Дмитриев Евгений Валентинович                                                                                                                                                                                                                                                                 Вечером 14 мая 1934 г. над Московской областью появился яркий болид, его видели в Рязани, Москве, Туле, Кашине, Торжке и других городах. Полет завершился атмосферным взрывом в Боровском районе Калужской области. В Москве были слышны громоподобные удары, а город освещался, словно прожектором, свидетелем полета болида стал художник Н.И. Федоров. Видимое так поразило художника, что он нарисовал картину явления (Рис.1) и в дальнейшем стал принимать активное участие в метеоритных экспедициях, включая Тунгусское падение. В настоящее время его картина находится в метеоритной экспозиции Минералогического музея им. Ферсмана.                                                                                                                                                                                                                                                

Рис. 1. Боровский болид 1934 года.
Картина заслуженного художника России Н.И. Федорова.                                                                                                                                                                                                                 

     Но наибольший вклад в популяризацию Боровского болида внес наш замечательный ученый, основоположник космонавтики К.Э. Циолковский. Сам полет он не наблюдал, но его внук - свидетель полета - красочно описал видимое им событие. “Местность вокруг ярко осветилась. От земных предметов поползли черные тени. Шар размером вполовину меньше Луны двигался в западном направлении наклонно к горизонту. Его ядро голубовато-зеленого цвета пульсировало, то расширяясь, то вновь сжимаясь. За шаром тянулся желтовато-красный прерывистый след, и летели искры. Несколько минут спустя огненное тело будто рассыпалось, и все опять погрузилось в темноту”.
Рассказ внука чрезвычайно заинтересовал Циолковского, и он решил обратиться к очевидцам полета болида через газету “Известия”, где 21 июня 1934 г. вышла его заметка под названием “Кто видел болид?”.
Вскоре он стал получать письма, число которых перевалило за 500, с зарисовками, описанием и уточнениями. К настоящему времени часть писем отсканировано и размещено в Интернете. К сожалению, научной обработке письма подвергнуты не были.
Боровский болид привлек внимание Л.А. Кулика, известного ученого, открывшего миру планетарное событие под названием Тунгусский метеорит. Он считал, что метеориты выпали в Наро-Фоминском районе [1] и организовал их поиски примерно в 30 км от Боровска, однако даже маленьких осколков обнаружено не было.
Таким образом, выходит, что не заинтересуйся Циолковский Боровским болидом, его история постепенно забылась, тому же способствовало то обстоятельство, что “космическое тело, по-видимому, упавшее в глухих боровских лесах, не найдено до сих пор. Удастся ли его когда-нибудь найти?” - так заканчивается одна статья о Боровском болиде.
Прошло 78 лет. В начале мая 2012 г. житель города Малоярославца Роман Николаевич Рубцов, находясь в нескольких километрах от города, обратил внимание на странный коричнево-рыжий обгоревший камень, лежащий на полянке, совершенно не вписывающийся в окружающую обстановку глухого леса. Тут он сразу подумал о метеорите, после чего его охватила какая-то внутренняя одержимость поиска. Уходил все дальше и дальше в лес, пока не нашел первый кусок черного оплавленного стекла, вернее наступил на него. Потом нашел кусок железа, ну и так далее. За все время поиска ему удалось собрать 120 кг кусков стекла и 140 кг железа. Взяв несколько образов, он приехал в Комитет по метеоритам ГЕОХИ РАН, где к его находкам интереса не проявили. Несмотря на это, он самостоятельно попытался определить природу своих находок. Вскоре пришел к заключению, что куски стекол могут являться тектитами в трактовке Е.В. Дмитриева, после чего связался с ним через Интернет.
Осмотр присланных образцов стекол показал их поразительную схожесть по внешним признакам с нижегородскими тектитами (Рис. 2), факт падения которых твердо установлен [2], а исследованиями В.А. Цельмовича подтверждена их внеземная природа [3]. Это обстоятельство дает основание полагать, что процесс образования стекол протекал по единому сценарию, и поэтому рубцовские стекла также можно считать тектитами.                                                                                                                                                                                                                                                                                   

Рис. 2. Образцы тектитов-протванитов (а) и нижегородских тектитов (б).                                                                                                                                                                               

Так как традиционная метеоритика не в состоянии дать объяснение находкам, то дальнейшее изложение материалов в статье будет вестись в рамках альтернативной науки - кометной метеоритики [4]. Согласно ей кометы имеют эруптивную природу происхождения, тектиты являются кометными метеоритами, выпавшими на Землю после атмосферных взрывов кометных обломков, подобных Тунгусскому метеориту [5].
В тоже время оказалось, что тектиты представляют собой кометные фульгуриты, образовавшиеся при ударе мощных молний по кометным ядрам в момент их извержения из крупных небесных тел [6].

Рис. 3. Обследованный участок поля рассеяния протванитов.                                                                                                                                                                                                          

Поле рассеяния выпавших метеоритов расположено в Боровском районе Калужской области (Рис. 3). Размер обследованного участка 3х8 км, ширина полосы интенсивного нахождения вещества 700 м. Расположение находок очаговое. Размеры групповых находок от 0,5 до 7 м., глубина залегания метеоритов от 0 до 60 см. Не исключено, что Рубцов исследовал только часть поля рассеяния протванитов. Аналогичные групповые захоронения тектитов-индошинитов на поле их рассеяния обнаружил Э.П. Изох во Вьетнаме [7].
В кометной метеоритике принято давать всем выпавшим объектам, найденным на поле рассеяния единое название. По стандартной геологической традиции название дается по месту нахождения, в данном случае наиболее подходит слово протванит (protvanit), выбрано по названию близлежащей реки Протва. Можно сравнить - тектиты острова Ява называют яванитами. Тектитов было найдено более 1000 шт., от очень мелких осколков до 3 кг. Металлические фрагменты доходят до 80 кг. Средняя плотность тектитов 3,3 г/см2, твердость ~7, цвет в тонких срезах оливково-зелёный. Несколько небольших образцов полностью прозрачны. По сравнению с нижегородскими тектитами протваниты менее проплавлены, содержать различные включения, что делает их более интересными научными объектами. Скелетных останков внеземных примитивных морских животных - стримергласов, встречающихся в некоторых кометных метеоритах, в находках и, смытой с них пыли, обнаружено не было, но это не означает, что их там нет – нужны более кропотливые поиски. Часть образцов тектитов-протванитов представлена удивительными фигурками, так что авангардистской фантазии их “ваятеля” мог бы позавидовать даже П. Пикассо. Шлак имеет серый цвет и мелкопористую структуру. Железные метеориты, как правило, представляют собой конгломерат металла и различных пород.
Химический анализ был сделан для образцов стекол, шлаков и железа (см. таблицу) – трех основных типов выпавших объектов. Стекла, они же тектиты, по составу хорошо вписались в классификацию кометных метеоритов [4], имеют высокое содержание Ca, и поэтому будут обозначаться как протваниты (H)Ca или тектиты-протваниты. Шлаки имеют высокое содержание Al, также хорошо вписались в классификацию, и будут обозначаться как протваниты H(Al). В классификации аналогов железным метеоритам нет, и называться будут как протваниты H(Fe). В некоторых метеоритах наблюдаются разнообразные включения других минералов. Также были найдены несколько образцов неясной природы.                                                                                       
Результаты рентгенофлуоресцентного анализа % масс, долей

Название образцов

N

SiO2

TiO2

Al2O3

FeO

общ.

MnO

MgO

CaO

Na2O

K2O

Протванит H(Ca) стекло

3

50,74

0,86

15,66

6,70

1,30

0,90

21,32

0,50

0,48

Протванит H(Al) пемза

1

45,63

2,16

18,24

13,06

0,087

1,16

5,20

0,91

1,55

Протванит Н(Fe) железо


1

5,78

0,09

0,69

80,62

0,53

-

0,28

0,23

0,04

+ Ni = 0,009, Cr203 = 0,177
N – количество исследованных образцов.                                                                                                                                                     
Сразу возникает вопрос, почему шлаки и железо причислены к кометным метеоритам? Ответ прост, в некоторых образцах, представляющих собой конгломерат, наряду с тектитовым стеклом, имеющим, несомненно, кометное происхождение, наблюдаются шлаки и железо (Рис. 4). Кстати, при Стерлитамакском падении железного метеорита одновременно с ним выпали высококалиевые кометные пемзы, в результате чего был сделан вывод, что железные метеориты также могут происходить из комет [8].

Рис. 4. Фото отдельных образцов протванитов: а - сплав железа и стекла, б - сплав железа, шлаков и стекла, в - шлаки, г - сплав железа и стекла, д - сплав железа с породой неясного генезиса, е - сплав железа и шлака. Обозначения на снимках: 1- железо H(Fe) , 2 - шлак H(Al), 3 стекло - H(Ca).                                                                                                                                                                                                           

Есть еще один вопрос, почему в железе оказалось мало никеля? Здесь возможны два варианта объяснения. Первый, железо изначально имело такой состав, второй – железо потеряло никель вследствие его нагрева до высоких температур. Так как родоначальное вещество тектитов, шлаков и железа одномоментно подверглись импульсному высокоэнергетическому воздействию (удар молнии), вызвавшее ее расплавление и даже вскипание, а это могло привести к изменению первоначального состава.
Разброс находок на большой площади, их групповые захоронения, наличие тектитов и конгломератов с включениями тектитов, позволяют исключить техногенную природу их происхождения. Незначительная глубина залегания метеоритов указывает на малый интервал времени, прошедший с момента их выпадения. Так как другие сведения о космических явлениях, кроме Боровского болида для района находок отсутствуют, то есть серьезное основание полагать, что найденные Рубцовым метеориты выпали 14 мая 1934 г., т.е. в момент взрыва болида. Внушительная масса собранных образцов, а это только часть выпавшего вещества, позволяет говорить о крупном кометном метеороиде, обладавшего малой прочностью, что свойственно кометным обломкам, заканчивающих свой полет в атмосфере сильным взрывом [9]. Таким образом, можно полагать, что Боровский кометный метеороид являлся обломком ядра эруптивной комет с включением гигантского фульгурита.

Вместо заключения

P ALIGN="JUSTIFY">Первым (1964 г.), кто "поместил" тектиты в кометные ядра, был французский геохимик А. Довилье. [10]. Он предположил, что они - продукты извержения на гипотетической планете Ольберса. После разрушения планеты фрагменты коры, выпадая на Землю, и формировали поля рассеяния тектитов.
В 1967 г. киевский геохимик Э. В. Соботович дал свою формулировку гипотезе кометной доставки тектитов: “...тектиты - это материал кометы, экранированный льдом и смерзшимися газами и поэтому не содержащий космогенных изотопов. Комета прошла через атмосферу, оставив след в виде тектитового поля” [11].
Наибольший вклад в развитие кометной гипотезы в 1983 -1997 г.г. внес новосибирский геолог Э.П. Изох. При исследовании полей рассеивания тектитов-индошинитов во Вьетнаме он обнаружил т.н. возрастной парадокс возрастов тектитов – радиологический возраст тектитов значительно старше горизонта их залегания на полях рассеивания, - вследствие чего предположил, что тектиты были доставлены на Землю тектитоносными кометами. Происхождение таких комет он связал с гипотезой извержения по В.К. Всесвятскому [12]. Кроме того, Изох провел обширные исследования тектитов кратера Жаманшин (Казахстан), где также обнаружил возрастной парадокс тектитов, и выдвинул предположение об одномоментном происхождении громадного Австрало-Азиатского тектитового пояса вследствие падения эруптивной кометы [13].
Автор выбрал иной путь решения проблемы тектитов. Кроме известных типов метеоритов на Землю падают объекты, не вписывающиеся в прокрустово ложе традиционной метеоритики. В основном это стекла, шлаки и пемзы, причем их состав оказался довольно близок к составу земных пород. Несмотря на непререкаемые факты падения, наука метеоритами их не признает, и нарекла псевдометеоритами. На протяжении 30 лет он собирал и изучал подобные объекты, и что интересно, часть из них, как не представляющих научного интереса, была получена от сотрудника Комитета по метеоритам – “зубра отечественной метеоритики” - Р.Л. Хотинка, который полагал, что, если метеориты являются осколками астероидов, то должны существовать и осколки комет. Он также сообщил, что поступления стекол, шлаков и пемз составляют ~ 40% от общего количества присылаемых в Комитет по метеоритам образцов. Ряд образцов и информация о них была получена от руководителя “Космопоиска” В.А. Черноброва. Всего было изучено 15 падений и 5 находок, по результатам работ опубликовано около 50 научных и научно-популярных статей. Основной вывод – исследованные объекты являются кометными метеоритами, причем часть из них оказалась тектитами, а вмещавшие их кометы должны иметь эруптивную природу происхождения [4]. Кроме того, выявились серьезные разногласия в трактовке генезиса тектитов. Если Довилье и Изох полагают, что тектиты имеют магматическое происхождение, то автор, как сказано выше, считает тектиты кометными фульгуритами. Такой вывод полностью хоронит импактную гипотезу происхождения тектитов, предполагающую, что тектиты образовались из расплава земных пород, образовавшегося при импактах астероидов и комет. Так как сторонники этой гипотезы считают ее наиболее достоверной и почти общепринятой, то вряд ли от нее скоро откажутся, в основном из-за близости состава тектитов и земных осадочных пород, и это несмотря на непреодолимые препятствия, связанные с невозможностью разлета компактных роев тектитов на громадные расстояния от места импакта.
Очень странным выглядит парадоксальная ситуация – уже потрачены сотни млн. долларов на умопомрачительные по своей сложности космические экспедиции, чтобы доставить на Землю всего 1 мг кометного вещества (программы STARDUST и HAYABUSA), в тоже время ученые упорно не замечают кометное вещество, спорадически выпадающее на Землю в больших количествах. В своих статьях автор неоднократно обращался к российским ученым с просьбой провести проверку результатов его исследований, но никакой реакции не последовало. Как не прискорбно, кончится все тем, что Россия уже в который раз потеряет приоритет, в этот раз, в решении жгучих проблем мироздания - происхождения тектитов, комет и появления жизни на Земле [14], а ответственные за замалчивание работ Довилье, Соботовича, Изоха и автора обрекут себя на всеобщее порицание. Однако время исправить такое положение пока еще есть, здесь большая надежда на Боровский кометный метеорит, упавший недалеко от научных центров страны и на авторитет Циолковского, имя которого должно привлечь внимание наших ученых к этому уникальному космическому событию. Хотелось бы надеяться, что настоящая статья положит начало первым в истории науки исследованиям наблюдаемогопадения кометного метеорита.

Благодарности.


Рубцову Р.Н., за обстоятельную информацию по полевым исследованиям поля рассеяния протванитов и предоставление образцов и их фотографий.

Рощиной И.А., за проведение рентгенофлуоресцентного анализа образцов протванитов.

Литература

  1. Кулик Л.А. Полет метеорита над Наро-Фоминском районом // Газета “За большевистские темпы”, 10 июля 1934 г., № 125. Наро-Фоминский район Московской области.
  2. Дмитриев Е.В. Выпадение тектитового дождя в Нижегородской области зимой 1996/1997 г.г. // Околоземная астрономия XXI века. - М.: ГЕОС, 2001. С. 322-330.
  3. Цельмович В.А. Микрочастицы металлов в тектитах нижегородского падения и канскитах как индикаторы космического вещества // Двенадцатая Международная конференция <Физико-химические и петрофизические исследования в науках о Земле>. Москва, 3-5, Борок 6 октября 2011 г. Материалы конференции. Москва, 2011. С.293-296.
  4. Дмитриев Е.В. Кометные метеориты: падения, находки, классификация, стримергласы // Монография: Система <Планета Земля>. 300 лет со дня рождения М.В. Ломоносова. 1711 - 2011, М.: Книжный дом <ЛИБРОКОМ>, 2010, с. 170-189.
  5. Дмитриев Е.В. Появление тектитов на Земле // Природа. 1998. N 4. С. 17-25.
  6. Дмитриев Е.В. Субтектиты и происхождение тектитов // Околоземная астрономия и проблемы изучения малых тел Солнечной системы. Тезисы докл. Гор. Обнинск, 25-29 октября. 1999. С. 38-39.
  7. Изох Э.П., Ле Дык Ан. - Геологическая позиция тектитов и их значение для четвертичной геологии и геоморфологии Вьетнама // Актуальные вопросы метеоритики в Сибири. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1988. С. 205-238.
  8. Дмитриев Е.В. Кометные высококалиевые пемзы и их возможная связь с Тунгусским метеоритом // 95 лет Тунгусской проблеме, 1908-2003. Тезисы докладов Юбилейной научной конференции. Под. ред. С.С. Григоряна. Москва, ГАИШ МГУ, 24-25 июня 2003 г. - М.: изд-во МГУ, 2003, с. 33-35.
  9. Бронштэн В.А. Тунгусский метеорит и болиды Прерийной сети // Астрон. Вестник, 1976, т.10, № 2, с. 73-80.
  10. Dauviller A. Sur l"оrigin cosmiqure des tectites // Comt. rend. Acad. sci. Paris, 1964, V. 258, N 19.
  11. Соботович Э.В. Лунное или кометное вещество // Природа. 1967, N 8, с. 90-91.
  12. Изох Э.П., Ле Дых Ан. Тектиты Вьетнама Гипотеза кометной транспортировки // Метеоритика, 1983, вып.42. с.158-169.
  13. Изох Э.П. Импактный кратер Жаманшин и проблема тектитов // Геология и геофизика. АН СССР. Сибирское отд. 1991. N 4. (Отдельный выпуск). С. 3-16.
  14. Дмитриев Е.В. Стримергласы, кометы и внеземная жизнь // Система <Планета Земля>: Русский путь - Рублёв - Ломоносов - Гагарин. Монография. – М., ЛЕНАНД, 2011, c. 166 - 171.

Рубцов Р.Н. Mailto: gorhor@yandex              

Enrico Fermi and extraterrestrial intelligence

Enrico Fermi and extraterrestrial intelligence   
Nuclear physicist Enrico Fermi won the 1938 Nobel Prize for a technique he developed to probe the atomic nucleus. He led the team that developed the world’s first nuclear reactor, and played a central role in the Manhattan Project that developed the atomic bomb during World War II. In the debate over extraterrestrial intelligence, he is best known for posing the question ‘Where is everybody?’ during a lunchtime discussion at Los Alamos National Laboratory. His question was seen as the basis for the “Fermi Paradox”. Credit: Smithsonian Institution Archives
                                                
It's become a kind of legend, like Newton and the apple or George Washington and the cherry tree. One day in 1950, the great physicist Enrico Fermi sat down to lunch with colleagues at the Fuller Lodge at Los Alamos National Laboratory in New Mexico and came up with a powerful argument about the existence of extraterrestrial intelligence, the so-called "Fermi paradox". But like many legends, it's only partly true. Robert Gray explained the real history in a recent paper in the journal Astrobiology.
Enrico Fermi was the winner of the 1938 Nobel Prize for physics, led the team that developed the world's first nuclear reactor at the University of Chicago, and was a key contributor to the Manhattan Project that developed the atomic bomb during World War II. The Los Alamos Lab where he worked was founded as the headquarters of that project.
The line of reasoning often attributed to Fermi, in his lunchtime , runs like this: There may be many habitable Earth-like planets in our Milky Way galaxy. If intelligent life and technological civilization arise on any one of them, that civilization will eventually invent a means of interstellar travel. It will colonize nearby stellar systems. These colonies will send out their own colonizing expeditions, and the process will continue inevitably until every habitable planet in the galaxy has been reached.
The fact that there aren't already aliens here on Earth was therefore supposed to be strong evidence that they don't exist anywhere in the galaxy. This argument actually isn't Fermi's and was published more than 25 years later by astronomer Michael Hart. It was elaborated in a paper published by the cosmologist Frank Tipler in 1980.
Fermi's lunch conversation really did happen. Although he died just four years later of cancer, physicist Eric Jones published the recollections of the physicist's luncheon companions more than thirty five years later. Among these companions were Edward Teller, Emil Konopinski, and Herbert York, all eminent physicists and veterans of the Manhattan Project. Teller played a central role in the development of the hydrogen bomb. Konopinski studied the structure of the atomic nucleus, and York became director of Lawrence Livermore National Laboratory.
During the walk to the Fuller Lodge, the physicists discussed a recent spate of UFO sightings, and a cartoon in the New Yorker Magazine depicting aliens and a flying saucer. Although the topic of conversation moved on as the group sat down for lunch, Edward Teller recalls "in the middle of the conversation, Fermi came out with the quite unexpected question 'Where is everybody?'…The result of his question was general laughter because of the strange fact that in spite of Fermi's question coming out of the clear blue, everybody around the table seemed to understand at once that he was talking about extraterrestrial life".
In his account of the famed luncheon, Teller wrote "I do not believe much came from this conversation, except perhaps a statement that the distances to the next location of living beings may be very great and that, indeed, as far as our galaxy is concerned, we are living somewhere in the sticks, far removed from the metropolitan area of the galactic center".
York recalled a somewhat more expansive discussion in which Fermi "followed up with a series of calculations on the probability of earthlike planets, the probability of life given an earth, the probability of humans given life, the likely rise and duration of high technology, and so on. He concluded on the basis of these calculations that we ought to have been visited long ago and many times over".
According to York, Fermi supposed the reason we hadn't been visited "might be the interstellar flight is impossible, or if it is possible, always judged not worth the effort, or technological civilization doesn't last long enough for it to happen".
So Fermi, unlike Hart, wasn't skeptical about the existence of extraterrestrials, and didn't view their absence from Earth as paradoxical. There is no Fermi paradox, there is simply Fermi's question "Where is everybody?", to which there are many possible answers. The answer that Fermi preferred seems to be that, either interstellar travel isn't feasible because of the enormous distances involved, or Earth simply had never been reached by alien travelers.
Interstellar distances are truly vast. If the entire solar system out to the orbit of Neptune were reduced to the size of an American quarter, the nearest star, Proxima Centauri, would still be about the length of a football field away. A practical starship would either need to travel very fast, at an appreciable fraction of the speed of light, or be capable of supporting its crew for a very long time. While either is theoretically possible,  seems to present day humanity to be such a grandiose undertaking that it's not clear whether any civilization would be able or willing to muster the enormous resources needed.
Where did the confusing of Fermi's question with Hart's argument come from? Carl Sagan mentioned Fermi's question in a footnote to a 1963 paper. After the publication of Hart's paper in 1975, Fermi's question and Hart's speculative answer became associated in many writer's minds. Fermi's question seemed to beg Hart's answer, and "Fermi's paradox" was born. According to Robert Gray, the term was coined by D. G. Stephenson, in a paper published two years after Hart's.


Read more at: http://phys.org/news/2015-04-enrico-fermi-extraterrestrial-intelligence.html#jCp